Споры о путях развития науки

О путях, законах и способах развития науки издавна ведутся споры и складываются концепции, вокруг которых кристаллизируются течения в историографии науки и в науковедении. Эти течения делятся и ветвятся. Архаичный взгляд, по которому ход научного развития надлежало объяснять исключительно вкладами великих людей, имел на своей стороне крупных ученых. Для А. Кекуле история химии - это сумма биографии химиков. Для Ф Кёппа нет археологии, есть только археологи.

Такому персонализму все более уверенно противопоставлялся и теснил его противоположный, идеографический взгляд, трактующий развитие науки как историю идей, как особый процесс . в иных изложениях совершенно обезличенный. Преодолением крайностей было не только отведение великим ученым достойного места в этом процессе, но и социологическое осознание функций коллективного субъекта - сообщества ученых страны, науки или эпохи - в самом механизме научного развития.

Такое осознание пришло в самые последние десятилетия. В течение длительного времени базой для дальнейшего разветвления и развития дочерних концепций служил идеографизм. Четкие расхождения обнаружились по вопросу об источниках развития. Согласно одной точке зрения (экстернализм), основные стимулы, которыми определяются ход и переодизация научного развития приходят из вненаучной сферы из экономики, социально-политических сдвигов и т.п.

Согласно другой точке зрения (автономизм, или интернализм, или концепция имманентного развития), наука в большей степени автономна, обладает собственными законами и внутренней логикой развития. И есть науковеды, признающие важность обоих факторов в определении путей развития науки. Принятие, хотя бы частичное, интернализма ведет к вопросу о том, каковы же эти внутренние законы и логика развития, какой ими определяется ход развития.

По этому вопросу также наметилось расхождение. Концепция кумулятивизма, или континуизма, рисует медленное непрерывное и постепенное накопление и расширение знаний без существенных качественных новшеств и без рывков. С этой точки зрения, основной закон научного развития - преемственность, каждому новатору можно всегда подыскать предшественников, а научных революций по сути не бывает.

"Прежние истины не изгоняются, но поглощаются, не отрицаются, а расширяются, и история каждой науки, которая может, таким образом, показаться сменой революции, в действительности есть ряд развития". Противоположная концепция дисконтинуизма. или антикумулятивизма, признает спазматический характер развития, наличие разрывов и рывков, "взрывов научного творчества". Советские науковеды поддерживают позицию тех ученых, которые видят в истории науки взаимодействие обоих процессов.

Дисконтинуисты разделяются далее соответственно тому, как они представляют себе место и количество революционных преобразований в истории науки - как неких редкостных чрезвычайных казусов или как регулярно осуществляемых этапов повторяющегося цикла. В первом случае речь может идти об одном революционном акте, создавшем современную науку или о двух актах - создании эмпирической науки и переходе на теоретический уровень (так обрисовывал ситуацию Я.Г. Вант-Гофф).
Читать статью

Типы археологии и их описание

Философская археология (философские основания археологии).
Предметом философской археологии является изучение общих философских вопросов археологической науки как единого целого: понятия науки (и, соответственно, обсуждение критериев научности), структуры научного знания (уровни, типы, виды), общей методике научного познания, теории развития научного знания (мотивация, направленность, характер), деятельность науки как особого института, правовых и ценностных механизмов регулирования деятельности, взаимодействия общества и науки.


Математическая археология.
Несмотря на огромное количество работ по использованию ЭВМ и математических методов, математическая археология, в настоящий момент, не может считаться научным направлением, поскольку её использование является слишком «прямолинейным», без необходимого обоснования адекватности используемых методик содержательным сторонам предметной области. О математической археологии, как уже сформировавшемся направлении в науке, можно будет говорить только тогда, когда будет выполнен синтез математики, археологии, компьютерной технологии обработки и анализа информации. Только в таком случае появится возможность образования отдельной науки со специфичными свойствами, свойственными только данному научному направлению.


Техническая археология.
Предметом технической археологии являются искусственные сооружения и конструкции.


Политическая археология.
Предметом политической археологии является изучение политических аспектов жизни обществ прошлого. Таким образом, создается полная картина идеологической роли в жизни общества. Этот раздел лишь косвенно относится к лженаучным спекуляциям политического характера, который относится к 20-ым годам XX века. Так, С.А. Жебелев писал, ссылаясь на Деонна: «патриотизм присутствует в археологии больше, чем в любой другой науке». Существуют также факты националистического применения фактов в археологии – к примеру, из истории викингов в Швеции от XVII века и до наших дней.


Астроархеология.
В классификации археологии в качестве первого диадно-триадного понятия выступает астроархеология, предметом которой являются палеоастрономические аспекты археологических данных, позволяющих уточнить или же попытаться решить существующие проблемы точного измерения времени. К удачным примерам работ по астроархеологии можно отнести труды Дж.Хокинса и Дж.Уайта в Стоунхендже, благодаря которым появилась возможность пролить «яркий свет на древнейшие этапы развития астрономии» и конкретизировать первые шаги в изучении солнечной системы, то есть, установить порядок видимого движения Солнца, Луны и планет. Предпринимаются попытки «оживить» кани В.Е. Ларичевым, который открыл астрономические площадки тагарского времени в районе поселка Июс в Хакасии.


Эстетика археологии.
Предметом эстетики археологии является исследование области художественной деятельности общества в прошлом, отношений археологов к древнему искусству, и, главное, специфических проявлений ценностного отношения людей прошлого к окружающему их миру.


Читать дальше...

Культура функционалистов

Для функционалистов культура - это система взаимосвязанных и взаимосогласованных средств поддержания жизнедеятельности отдельного общества (социального организма), средств с четко распределенными между ними постоянными функциями.

На первый план в культуре выступает сеть функциональных связей и отношений, в большей мере инвариантная, а конкретные формы средств и их исторические истоки оказываются несущественными. Связность (системная организованность) и схематичность (от инвариантности) представлений о культуре характерны также - и даже еще более для структурализма, однако здесь эти качества реализуются на ином уровне.

Исследователей интересуют не реальные функциональные связи между социальными институтами, а отстоявшиеся в общественном мышлении изучаемого общества, в идеологических представлениях, в социальной психологии и выраженные в них формально постоянные и более общие соотношения между отображениями феноменов реального мира. С точки зрения структуралистов, эти соотношения образуют некую глубинную весьма жесткую структуру, в которой заключен ключ к пониманию жизнедеятельности данного общества или нескольких обществ, у которых такие структуры схожи.

Смысл того или иного института выводится не из его реального функционирования, а из позиции его возможного референта в такой структуре. Эталон такой структуры изучен в языке - в его морфологических парадигмах, фонемике и т.п. (Соссюр, Трубецкой, Якобсон, Ельмслев и др.) и разработка распространена на другие сферы жизнедеятельности общества (Сепир, Уорф, Пайк, Барт).

Такая же структура усмотрена в конфигурациях (patterns) народной психики (М. Мид, Р. Бенедикт, Нортроп) и вообще в надындивидуальных коллективных представлениях ("проективных системах") - в языке, психике, мифологии (Леви-Стросс). Для структуралистов культура это прежде всего знаковая система, априорно существующая в коллективных представлениях и навязываемая индивиду (в порядке инкультурации).

Это представление о культуре (с его философским обоснованием в неорационализме Башляра) близко неокантианскому марбургской школы (Кассирер), но более абстрактно: символ Кассирера все-таки привязан к содержанию, тогда как знак свободен от него и зависит от взаимоотношения форм, от других знаков. Структурализму родственна концепция эмергентизма (Леви-Брюль, Фуко, Леруа-Гуран). В ней делается упор на замкнутость культурных систем, на разовость и внезапность их смены, на разрыв между эпохами, на эмергент-ность появления новых качеств.

Подобные системы не связаны инвариантами, и аналогии между ними не могут служить средством объяснения. При такой трактовке культура прошлого (или чужая культура современности) оказывается для исследователя кантовской "вещью в себе" объективно существующей, но непознаваемой в своей сути. Исследователю остается на место объяснения подставлять описание. Поэтому ветвью эмергентизма оказывается дескриптивизм (Гриоль, Леруа-Гуран).
Читать статью